Истории успеха: как учились и меняли себя первые резиденты ВШО
Автор: Екатерина Сергеева
Редакция: Полина Наймушина
Оформление: Никита Родионов
Публикация: 15.09.2019
Последнее обновление: 15.09.2019


Весной 2019 года прошел пятый по счету набор резидентов в Высшую Школу Онкологии — армия онкологов нового поколения составляет теперь пятьдесят человек. Все они — интересные личности, буквально с каждым хочется обсудить нелегкое время обучения в Школе и планы на будущее. В этом материале — истории лишь некоторых выпускников, наглядно показывающие, как обучение в ВШО меняет представление о медицине и жизни в целом.

Ростислав, хирург в клинике им. Н. И. Пирогова.

Ростислав признается, что даже после череды побед в научных конкурсах поступление в ВШО казалось очень высокой планкой. В свои силы Ростислав до конца не верил, поэтому, увидев новость об отборе ВКонтакте, он подал заявку скорее чтобы попытать удачу и «потешить самолюбие».

Туры отбора проходили не напряженно:

«Нам сообщили о том, что будут проводиться звонки и беседы для оценки уровня английского языка. Я не надеялся, что после второго тура я пройду дальше, поэтому лег спать. Утром проснулся и увидел пропущенный звонок. Несмотря на то, что трубку тогда я не взял, отбор все равно прошел».

Новый формат обучения, по словам Ростислава, был непростым прежде всего морально:

«Мое мышление изменилось на 180 градусов, и мне буквально приходилось строить свой “онкологической дом” заново. До прохождения ординатуры руки шли впереди головы, а во время обучения пришло понимание, что в первую очередь необходимо думать о биологии опухоли, а уже потом о хирургии».

Среди курсов в программе ВШО Ростислав выделяет свой топ-3, первое место в котором занимает журнальный клуб с Вадимом Гущиным. Эти занятия дали понять, что такое доказательная медицина и как мало просто просматривать научные статьи — необходимо понимать и читать их правильно.

«Было обидно и трудно. Долго готовился к очередному заседанию и, приходя туда в субботу, чувствовал себя суперменом, а потом снова осознавал, как же мало я знаю. Это мотивировало учиться и развиваться еще больше».

Не менее важными стали занятия по общению с пациентами. Впервые приобрести навыки медицинской консультации — значит, понять проблемы пациента и решить их на совершенно новом уровне. Запомнились и занятия по статистике: они помогли разобраться, как именно проводится научное исследование и что означают все ранее неизвестные термины, которые так часто встречались в журнальных статьях.

По словам Ростислава, единственный островок свободного времени был ночью с субботы на воскресенье. Тайм-менеджмент у учеников ВШО на первом месте: около 80 % времени занимает клиника, 17 % — образовательная активность, а 3 % — сон. Выжить в таком непростом графике помогали другие участники проекта:

«ВШО — это классная семья, которая поддерживала меня на всех этапах. Мы отдыхали субботними вечерами, мы помогали друг другу морально и материально, и это было очень важно, чтобы пройти такой непростой путь».

Закончив обучение в ВШО, Ростислав поставил себе непростую задачу — воспитать следующее поколение резидентов. Ординаторы под руководством Ростислава развиваются в разных направлениях: работают руками, но не забывают и о работе головой. Еще одной целью стало научное исследование по предоперационной химиотерапии рака желудка — «исследование, за которое не будет стыдно». Но, пожалуй, самая масштабная цель Ростислава — создать воспроизводимую школу в онкохирургии. Когда из проекта выходит один хирург, он получает возможность проводить около 500 операций в год — качественных операций, спасающих жизни. Пять таких хирургов — это уже 2500 профессиональных операций в год, именно поэтому так важно создание отдельного проекта, посвященного онкохирургии в России.

Для будущих учеников ВШО у Ростислава есть напутствие:

«Труд побеждает талант, если талант не трудится. Важно трудиться и важно верить в себя и в свою мечту, не слушать никого, кто будет сомневаться».

Максим, хирург в НМИЦ онкологии им. Н. Н. Петрова.

Максим — участник самого первого набора в проект, тогда еще не носивший название ВШО. В 2015 году это был своего рода эксперимент по послевузовскому образованию — возможность получить стипендию и пройти ординатуру на базе НМИЦ им. Петрова всего для двух человек.

Максим узнал о возможности поступить случайно, тоже в новостях ВКонтакте. К тому времени он был на шестом курсе медицинского университета, практиковался в отделении челюстно-лицевой хирургии, имел 4 патента (один из которых — на плазменный скальпель) и грант «УМНИК».

Максим рассказывает, что проходил отбор легко и спокойно. Он не ждал многого от этого мероприятия: даже когда прошел в третий тур, поехал скорее «посмотреть Питер», и неожиданно для себя попал в число даже не двух, а десяти первых учеников будущей ВШО.

Теория, по рассказам Максима, была по субботам, все остальное время — практика в клинике с 8 утра до 8 вечера. После шестого курса было сложно и непривычно, давил сильный дефицит времени. Спасало одно: практически все участники были из других городов и держались друг друга, помогали выжить в непростое загруженное время. Из этого, по словам Максима, и вытекает одна из целей ВШО:

«...создать группу людей с широкими компетенциями, которые будут взаимодействовать между собой, обучать других, нести культуру ВШО в массы».

Как и для других резидентов, каждая суббота в жизни Максима запоминалась занятиями в журнальном клубе. Его идея сначала казалась непонятной: в 2015 году о доказательной медицине мало кто говорил. Однако спустя полгода пришло понимание, как важны были те знания, которые давал Вадим Гущин. Не меньшую роль сыграли и занятия по общению с пациентами. Максим признается, что никогда не думал об общении как о самостоятельной научной дисциплине — идешь и разговариваешь, что сложного? Однако открывшийся мир медицинской консультации как целой науки во многом изменил его мышление. Сейчас Максим имеет сертификат международного тренера по общению с пациентами и является автором курса для врачей, ординаторов и студентов. Курс включает теоретическую часть и симуляции с актерами, позволяющие в полной мере отработать навыки качественного общения по Калгари-Кембриджской модели.

Цели Максима после выпуска из ВШО масштабны: в первую очередь, есть желание создать проект или школу по специальности «онкология головы и шеи». Максим поясняет: такие сообщества в России уже есть, но по направлению ОГШ они развиты куда хуже, чем, например, по колоректальному раку. Еще одно направление саморазвития — научное исследование значимости навыков общения с российскими пациентами. За рубежом такие исследования уже проведены, в России же этому не уделено достаточно внимания.

Работать над такими ответственными задачами Максиму помогает собственное напутствие для студентов:

«Главное — ничего не бояться. Лично мой путь к любому успеху проходил через серию неудач, и я верю, что это работает для каждого».

На вопрос «Что для вас ВШО?» Максим отвечает просто:

«ВШО — это люди. Благодаря одной из самых совершенных систем отбора, коллектив ВШО состоит из целеустремленных и постоянно развивающихся личностей, с которыми приятно работать и общаться, и это — один из главных плюсов проекта».

Полина, химиотерапевт онкологической клиники «Луч», студентка Harvard Medical School.

Желание обучаться в ординатуре подобного рода пришло к Полине еще до формирования ВШО как обособленного проекта. Она была давно знакома с Ильей Фоминцевым, занималась волонтерством и наукой и всегда хотела достичь чего-то большего. Поэтому как только проект зародился, у Полины не было сомнений: она должна быть его частью.

Отбор показался сложным эмоционально: Полина боялась, что ее знания останутся незамеченными или померкнут на фоне знаний других, не менее сильных кандидатов. Особенным испытанием была необходимость отвечать комиссии билеты без подготовки, ведь после обучения в ВУЗе это казалось непривычным и крайне ответственным. Несмотря на переживания, Полина прошла все туры и стала резидентом ВШО из второго набора.

Самое главное, что Полина вынесла из двух лет обучения в ВШО — это незашоренность мышления:

«Илья как-то говорил с нами о том, что на самом деле можно все. Нет ничего невозможного, а все рамки и границы — лишь в нашей голове».

Это понимание открыло новые возможности и указало на большую ответственность за собственную жизнь. Полина, как и другие выпускники, говорит о главном: принять и понять эту суть помогло сообщество единомышленников, которые окружают тебя каждый день обучения.

Сама учеба была загруженной, и Полина признается: личные интересы в какой-то момент просто растворились в череде занятий. Половину недели она могла не появляться дома — в этих условиях без тайм-менеджмента и поддержки со стороны просто не выжить.

Среди образовательных курсов, оставивших неизгладимое впечатление, несомненно, журнальный клуб. Отдельно «зацепили» занятия по статистике: благодаря им Полина теперь занимается этой наукой, изучает клинические исследования и собирается передавать свои знания другим на авторском курсе. Также у Полины есть блог о клинических исследованиях и доказательной медицине — https://vk.com/clinical_study.

«Запрос со стороны врачей обусловил появление этого курса. Важно понимать, что врачи не могут просто читать рекомендации — нужно постоянно изучать их, понимать, откуда они берутся и как формируются».

Первая часть курса, старт которого планируется в сентябре, — это обучение критическому чтению научных источников. Полина поясняет, что начинать со статистики для неподготовленной публики рано — сначала необходимо понять, что именно подлежит изучению и как правильно отобрать материалы для научного поиска. Ознакомиться с курсом можно по этой ссылке.

«Если бы не ВШО, я бы просто не подала заявку в Гарвард».

Обучение Полины в Harvard Medical School — это еще одно доказательство того, что для выпускников ВШО возможно все. По словам Полины, подавать заявку не было страшно, скорее интересно, получится ли? В итоге получилось, и теперь на длинном пути Полины появилась еще одна веха — обучение в одном из самых престижных университетов мира.

Для будущих резидентов ВШО у Полины два совета: не сомневаться в себе, но помнить, что сомневаться — это правильно. За своей мечтой нужно идти, невзирая на любые обстоятельства, но в любой момент необходимо помнить, кто ты, чего ты достиг и сколько еще предстоит пройти.

«Для меня ВШО — это то, что может сильно повлиять на нашу медицину. В конечном итоге мы учимся не для себя, а для пациентов. Если поддержка не всегда поступает от государства, то можно положиться на нас — энтузиастов с горящими глазами».

Артем, хирург-онкоколопроктолог в Московской больнице №62

Артем — еще один член первого набора, в то время интерн-хирург, стипендиат Фонда Потанина и капитан сборной по хирургии в своем вузе. Поступить в ВШО для Артема значило многое, в первую очередь — продолжить обучение в Санкт-Петербурге. О наборе он узнал, как и все, из рекламы ВКонтакте.

Отбор показался Артему интересным и волнительным, как и любой экзамен для недавнего студента. Важно еще и то, что все участники с самого первого дня отбора успели подружиться. Поддержка окружающих была крайне важна:

«Лично я ехал в неизвестность. Мы не знали, что это за организация, что с нами будет. Все было для нас неформально и непривычно».

Обучение в ВШО перевернуло представления Артема о медицине в целом. Не было понимания доказательной медицины и того, что хотят от совсем недавних студентов преподаватели ВШО. Понимание пришло спустя полгода, и образовательный процесс заиграл новыми красками.

«Обучение изменило мой взгляд на то, как работает практическая медицина, как в ней принимаются решения. Обучаясь в ВУЗе, я думал, что решения принимают исходя из собственного опыта или “как делают у нас на кафедре”. Просто не знал, что можно по-другому. Здесь же акцент был сделан на доказательности любого решения, что было новым для нас».

Время, проведенное с друзьями-резидентами Школы, Артем вспоминает как «второе, взрослое студенчество». Практически все были из других городов, у многих в Санкт-Петербурге не было ни одного близкого или хотя бы знакомого. В этих условиях было крайне важно поддерживать друг друга и хоть иногда отвлекаться от работы. Возвращение домой из клиники, обсуждение произошедшего за день, чтение и разбор статей, долгие дружеские споры — так проходил буквально каждый вечер.

«ВШО для меня как новая семья, большая группа единомышленников, на которых всегда можно положиться в профессиональном плане. С выпускниками ВШО можно говорить на одном языке, потому что ты всегда знаешь: этот человек руководствуется теми же принципами принятия решений, что и ты».

Артем обращает особое внимание на то, как проект изменился со времени его основания. Уже на второй год существования ВШО была внедрена система «юных падаванов»: ученики второго года стали наставниками нового набора. Появляются новые лекции и преподаватели, становятся важны глубокие знания по медицине, проверки которых не хватало раньше. Проект постепенно лишается тех несовершенств, которых было не избежать в начале, и это — отдельный предмет гордости всех выпускников.

Сейчас главная цель Артема — оттачивать свое мастерство, учиться и делать все возможное для роста проекта. ВШО — это в том числе и его проект, ведь каждый из пятидесяти резидентов — это член одной команды. В ходе общения с друзьями из первого набора у Артема постоянно возникают новые идеи, о которых пока говорить рано, но которые обязательно будут реализованы в будущем.

Новым резидентам, мечтающим достигнуть великих свершений, Артем советует эффективно работать и ценить свое время, а также учить других тому, что умеешь сам. Свое отношение к проекту он характеризует так:

«ВШО — это не про стипендию и не про деньги. ВШО — это про труд, здесь нужно работать. Проект много дает и так же много забирает, но в конечном итоге это однозначно стоит того».

Мария, химиотерапевт КНПЦ Санкт-Петербурга и клиники «Луч».

Мария родом из Томска и поступать в ординатуру Северной столицы не планировала. Но когда красного диплома, научных публикаций и активного участия в жизни студенческого кружка не хватило для поступления в ординатуру в своем городе, пришлось рассмотреть другие варианты. По словам Марии, узнав о наборе в ВШО Вконтакте, она не восприняла это предложение всерьез.

«Сначала я обрадовалась, но потом здравый смысл начал брать верх: наверное, все места уже куплены. Забавно, что в своей заявке в графе “выдающиеся личные качества” я написала “уверенность в себе”, но потом передумала и не стала дописывать анкету».

Поучаствовать в конкурсе Марию уговорил Илья Фоминцев. Спустя годы его слова стали напутствием от Марии для будущих участников отбора: нужно всегда пробовать, потому что ты ничего не теряешь. Гораздо хуже потом терзать себя, зная, что упустил такую возможность.

Отбор был для Марии волнительным, особенно пугала комиссия, состоящая из профессоров НМИЦ им. Петрова. Тяжелым был и процесс перестройки организма после перелета из Сибири, и отсутствие понимания того, чем предстоит заниматься:

«Мне было сложно: я хотела пойти в специальность [химиотерапия], о которой почти ничего не знала. Мои родители не были врачами и много меня отговаривали, но мне все равно хотелось. Приехав в Питер и познакомившись с конкурсантами, наверное, каждый из нас думал: “Как я сюда попал? Тут такие люди!”. Я точно так думала».

Мария отмечает, что тогда, пять лет назад, отбор был не таким, как сейчас: никто не волновался, все происходящее казалось несколько несерьезным. Такое отношение удивляло всех организаторов: несмотря на то, что все десять участников третьего тура были конкурентами, они с радостью объединялись и подсказывали друг другу, зная, что после отбора останутся лишь двое. К счастью, как известно по истории Максима, в итоге отбор прошли все десять конкурсантов.

С самого первого дня обучения приходилось много работать над собой: изучать онкологию практически с нуля (двухнедельный цикл в ВУЗе не в счет), подтягивать английский.

«Мне повезло, что я — пахарь, могу взять и делать, если мне что-то нужно. Так, мне удалось набрать максимальное количество пациентов и работать с ними, оттачивать навыки. Я буквально жила в ординатуре, но зато к концу первого года обучения чувствовала себя очень свободно».

Обучение в ВШО дало Марии важнейшую способность — думать, зачем делается каждый профессиональный шаг, задавать вопросы. На обходах заведующий отделением буквально заваливал вопросами, от бессилия хотелось плакать, но это давало мотивацию учить и читать больше с каждым днем. Именно поэтому Мария до сих пор продолжает обучение, совмещая его с практической деятельностью, и признается, что двух лет ординатуры недостаточно и предстоит еще многое узнать.

Одним из своих личных достижений Мария считает удачную попытку совместно с коллегами изменить отделение КНПЦ, в котором она работает. Одним из нововведений стал тщательный разбор историй пациентов с презентациями и обязательным изучением снимков — так врач учится видеть онкологию с разных сторон.

«Еще один навык, данный нам Вадимом Гущиным, — это умение становиться лидером. Ты учишься внедрять новые технологии. Например, на занятиях мы должны были представлять, как рассказываем главному врачу, почему именно это нововведение должно быть у нас, зачем нам это нужно? На этих же принципах есть желание развивать клинику “Луч”, и так, чтобы самая главная реклама была от наших довольных пациентов. Я понимаю, что невозможно сделать счастливыми всех пациентов, но со многими из них у меня прекрасные отношения».

К 26 годам Мария успела написать кандидатскую диссертацию, и это с учетом своего крайне ненормированного графика. При этом сама Мария уверена: «если бы я осталась в Томске, этого всего бы не было». Цели на ближайшее будущее — защита диссертации, продолжение совместной научной работы с командой врачей КНПЦ, развитие клиники «Луч» и обучение новых резидентов. Как отмечает Мария, важно понимать, что обучение других — это не попытка взрастить себе конкурентов, так как в конечном итоге все резиденты ВШО работают ради одной цели.

«Я не скажу ничего нового, ВШО для меня — это семья. В онкологии есть много “темных углов”, и, выходя в реальную практику, ты осознаешь, как мало для понимания всей отрасли чтения гайдлайнов. Именно поэтому и нужны люди, с которыми ты можешь все обсудить и посмотреть на ситуацию по-другому, принять оптимальное решение в интересах больного. Конечная цель всего проекта направлена не столько на обучение, сколько на выпуск специалистов, которые смогут помочь обычному человеку в российских условиях».

*От автора материала: даже двадцатиминутное общение с каждым из выпускников вселило в меня заряд оптимизма и желание развиваться в своем деле. Каждый из них — открытый и целеустремленный человек, готовый меняться сам и менять свою среду ради благополучия пациентов. За этот вклад в отечественное здравоохранение проекту стоит посвятить отдельную благодарность.





Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.