Высокофункциональный аутизм и синдром Аспергера
Автор: Анна Кудинова
Редакция: Анастасия Нагорняк
Оформление: Никита Родионов
Публикация: 28.08.2019
Последнее обновление: 29.08.2019

В психиатрическом дискурсе одним из наименее проясненных вопросов является вопрос о различии высокофункционального аутизма и синдрома Аспергера. В DSM-4 — номенклатуре психических расстройств, использовавшейся в США и разрабатываемой Американской психиатрической ассоциацией, синдром Аспрергера характеризовался качественным снижением социального взаимодействия, а также демонстрацией повторяющихся и стереотипных паттернов поведения и интересов, но, в отличие от аутистического расстройства, не обнаруживал снижения интеллекта и существенных нарушений в речевом развитии. Однако с 70-х годов в докладах исследователей, занимающихся вопросами раннего детского аутизма, стали появляться отчёты о широкой вариативности уровня IQ среди аутистов, многие из которых имели нормальный или даже высокий уровень интеллекта по сравнению со среднестатистическими показателями. Для данной категории людей в психиатрических и психолого-педагогических кругах начали широко использовать термин высокофункциональный аутизм [2]. Несмотря на то, что данный термин не является клиническим определением, он широко используется среди специалистов для того, чтобы определить, какое положение занимает данный пациент в континууме расстройств аутистического спектра [3].

Некоторые исследователи под ВФА подразумевают расстройства, характерные для раннего детского аутизма, но не сопровождающиеся интеллектуальным недоразвитием. Другие специалисты указывают на то, что ВФА — форма аутизма без задержки умственного развития, но с отставанием развития речи на ранних стадиях онтогенеза. У людей с ВФА в определенный период времени может диагностироваться ранний детский аутизм, а в другой — синдром Аспергера. В литературе также можно встретить определение синдрома Аспергера через описание его как высокофункционального аутизма [1]. Многочисленные исследования указывают на общие черты данных форм нарушенного развития. Так оба состояния характеризуются различной степени трудностями в коммуникации в сочетании с крайне узким кругом интересов, устойчивостью к переменам и наличием стереотипий в поведении. Также существует предположение, что для аутистического расстройства и синдрома Аспергера характерны сложности в построении «теории другого» (theory of mind), которая, по мнению многих исследователей, является основным когнитивным механизмом, отвечающим за понимание и прогнозирование чувств и поведения других людей [5].

Исследования, направленные на дифференциацию данных форм искаженного развития, дают противоречивые результаты. Некоторые данные указывают на то, что дети с ВФА и дети с синдромом Аспергера демонстрируют различия в выполнении вербальных и невербальных задач. Так, если у аутистичных детей наблюдались сложности в решении задач, подразумевающих использование вербальных абстракций, а также дефицитарность организующего функционирования, то у детей с синдромом Аспергера данные когнитивные функции были сохранны [3]. Метаанализ, произведенный Chiang H.M. и учитывающий данные 52 исследований, направленных на сравнение показателей общего, вербального и невербального интеллекта у детей с ВФА и синдромом Аспергера, показал, что по всем трем шкалам у второй группы наблюдаются более высокие результаты. К тому же, у лиц с синдромом Аспергера была обнаружена неравномерность профиля, заключающаяся в разнице между показателями вербальной и невербальной шкалы. Однако результаты различных исследований были достаточно гетерогенны, в некоторых из них не было обнаружено различий на уровне статистической значимости, что позволяет предполагать наличие подгрупп в обеих выборках лиц с ВФА и синдромом Аспергера, которые могут отличаться между собой по вышеназванным критериям и, в результате, сближаться по клиническим проявлениям с другой нозологической формой [2]. В нейропсихологических исследованиях была отмечена разница в объеме серого вещества у испытуемых с ВФА и синдромом Аспергера, что может быть положено в основу официального разделения данных форм нарушенного развития. Если говорить об эмоциональной сфере, то в данной области проведено довольно мало исследований. Так в исследовании Montgomery C.B., направленном на изучение функционирования «теории другого» у испытуемых с ВФА и синдромом Аспергера, было показано, что существенной разницы в уровне самооценки в вопросе способности к сопереживанию между двумя диагностическими категориями не наблюдается, однако, испытуемые с синдромом Аспергера лучше способны дифференцировать сложные эмоции по выражению глаз других людей.

В DSM-5 такие диагнозы, как синдром Аспергера и аутистическое расстройство, были исключены из классификации и заменены более широким понятием расстройств аутистического спектра, который охватывает разные формы искаженного развития [4]. Эксперты, разрабатывавшие МКБ-11, также не стали обозначать синдром Аспергера как отдельную нозологическую единицу, но выделили в спектре аутистических расстройств различные степени нарушений развития, при этом основными критериями для подобного деления являются уровень интеллекта и сохранность речевых функций [6].

На данный момент наиболее вероятным выглядит предположение, что синдром Аспергера и ВФА представляют собой разные промежутки одного континуума — это подтвержается, в частности, тем, что в раннем детстве ребенок может выглядеть как аутист классического каннеровского типа, однако в подростковом возрасте больше подходить под критерии Аспергера [7]. Многочисленные исследования, указывающие на статистически значимые различия в когнитивном, нейробиологическом и поведенческом функционировании между данными группами, оставляют актуальным вопрос о том, насколько правомерно объединять данные формы нарушенного развития в единую категорию.

Источники:

  1. Пашковский В. Э. Высокофункциональный аутизм //Обозрение психиатрии и медицинской психологии. – 2013. – Т. 1. – С. 16-21.
  2. Chiang H. M. et al. A meta-analysis of differences in IQ profiles between individuals with Asperger’s disorder and high-functioning autism //Journal of autism and developmental disorders. – 2014. – Т. 44. – №. 7. – С. 1577-1596.
  3. Богдашина О. Аутизм: определение и диагностика //Донецк: Лебедь. – 1999. – Т. 112.
  4. Montgomery C. B. et al. Do adults with high functioning autism or Asperger Syndrome differ in empathy and emotion recognition? //Journal of autism and developmental disorders. – 2016. – Т. 46. – №. 6. – С. 1931-1940.
  5. Baron-Cohen, S., Bowen, D. C., Holt, R. J., Allison, C., Auyeung, B., Lombardo, M. V., et al. (2015). The ‘‘Reading the Mind in the Eyes’’ test: Complete absence of typical sex difference in *400 men and women with autism. PLoS ONE, 10(8)
  6. Электронный ресурс: https://icd.who.int/
  7. Happé F. Autism: An introduction to psychological theory. – Psychology Press, 2005.
Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.